Licuris
В Evil Team именно та, кто с непонятным шаром и шьет на всех костюмы
Название: Me before you (с)
Автор: Licuris (Рин)
Бета: Giotto_Primo
Фандом:X-men
Жанр: романтика, драма, hurt comfort, юмор
Персонажи: Черик
Размер: макси
Рейтинг: пока R
Дисклаймер: права на персонажей принадлежат их создателю
Размещение: запрещено
Предупреждение:Оооо, поехали. Омегаверс как он есть это раз. Юст и сопли - два, ретейлинг - три, ООС (очевидно же) - четыре. Автор упоролся на теме вторников - пять)))


Эрик не хотел возвращаться домой сегодня. Ничего хорошего не ждало его там, и он был уверен в этом. Эмма бы обязательно расстроилась, что он потерял работу, которая, черт возьми, действительно была важна для всей их семьи. Азазель ожидаемо молчал бы, лишь взглядом выказывая неодобрения. Ничто в этом мире не способно было переубедить всех в этой семье, что Эрик не виновен в этот раз, что его уволили. Черт возьми, ему начинало нравиться на этой работе, денег хватало для того, чтобы сводить концы с концами и откладывать понемногу на хорошие подарки друг другу. И график был достаточно удобным, чтобы успевать возвращаться к ужину. Работа находилась достаточно далеко, чтобы Эмма даже не думала приводить к нему пятилетнююАнгел, пока она сама пытается разобраться с бывшим мужем, но не так далеко, чтобы не успеть домой в случае форс-мажоров. Если бы Эрик не был таким вспыльчивым, вероятно, ему было бы куда проще найти хорошо оплачиваемую работу. Однако в свете того, что он уже успел натворить, суд вынес ему три года с чертовым чипом, лишавшим его способностей. Благо, наверное, что он был альфой. У него ещё был шанс найти хорошую работу. Вряд ли престижную, но хорошо оплачиваемую с учётом риска для жизни. Но в этой чёртовой дыре, в которой они застряли на ближайшую, скажем, вечность, не было ничего такого, что могло бы нуждаться в его мышцах. Точнее, из того скудного списка, что было он уже всё попробовал и отовсюду уволился. Эрик был слишком гордым и не терпел никаких насмешек в свой адрес или адрес кого-то из его семьи. И это было великим счастьем для них всех, что ему подвернулась эта работа. Он продержался на ней почти год, но сегодня владелец кофейни сообщил, что вынужден переехать. Благо, ему хватило доброты вручить расчёт за три месяца и приличную премию к этой сумме. Если Эмма грамотно распорядится деньгами, их должно хватить до того момента, как Эрик получит новую работу. Надеяться на Азазеля было бесполезно, увы. С его внешностью и в мегаполисе возникали трудности с работой, а в этой глуши и подавно. Ему сильно повезло в тот раз, когда его взяли охранником на ночные смены в одну контору, но вот уже два месяца как ему светило увольнение из-за каких-то финансовых поглощений. Янош был тяжело болен, и, помимо этого всё ещё нем. И работа для него была только в интернете. Его доход был не регулярным, и, если честно, они не брали эти деньги в расчет. Откладывали до поступления Ангел в школу. Несмотря на то, что они жили в этой дыре и немного смирились с этим, каждый из них был согласен с тем, что девочке нужно нормальное образование в нормальном городе. В котором будет на что посмотреть, куда сходить и где самосовершенствоваться. В общем, нет ничего удивительного в том, что Эрик не хотел возвращаться домой сегодня. Но он уже устал впустую шататься по их небольшому городку и третий раз проходил мимо поворота на их улицу. Ладно, в конце концов он альфа, он сможет справиться с Эммой и её раздражением.

***


- Тебе придется встать на учёт. Опять. И получать пособие по безработице. И, знаешь, оно не будет ощутимо помогать нам. Твои чаевые никак не контролируются службами, а, позволь напомнить, именно они составляли большую часть тех денег, что ты приносил домой. Не могу поверить, что ты потерял такую хорошую работу! – Эмма ожидаемо злилась, и запах её разочарования разносился по всему дому. Ангел тихонько сидела рядом с Эриком, не решаясь залезть к нему на колени. Она любила Эрика, но не знала, как мама отреагирует на то, что девочка проявляет благосклонность к нему в этой ситуации.
- Прекрати его пилить, Эмма. Ему и без твоих нотаций есть над чем подумать. В крайнем случае, ты тоже можешь найти работу, – Азазель похлопал Эрика по плечу и присел на стул справа, подхватив на руки Ангел. Эмма развернулась к нему лицом, и половник в её руках показался сокрушительным оружием.
- Я. Не могу. – раздельно, сквозь зубы прошипела она, а потом разразилась новой тирадой, под которую к столу подошел Янош. – Я, черт возьми, держу этот дом в порядке, что совсем не просто, потому что я, знаешь ли, не была обучена ведению хозяйства. Я убираю за всеми вами, готовлю на вас, закупаю продукты и оплачиваю счета. А каждую свободную минуту занимаюсь образованием и воспитанием Ангел. И знаешь, жизнь здесь - это совсем не то, чего я хотела! Иногда я думаю, что было бы лучше, если бы ты, Эрик, – она ткнула в сторону Эрика половником. – Никогда не связывался бы с Себастьяном, и сейчас всё было бы по-другому! Каждый из нас был бы счастлив, живя своей жизнью и имея на одного много больше, чем мы можем позволить себе на всех сейчас.
- О, ну извини за то, что твой бывший муж был конченым уродом и преступником. Извини, что каждому из нас он причинил такую боль, после которой никто так и не оправился. И, конечно, извини, что, посадив его за решетку, мы вынуждены были скрываться в этом городишке, и тебе пришлось оставить свою богатую жизнь. Знаешь, тебе ничто не мешало бы остаться с ним, Эмма. Сидела бы сейчас в соседней камере! – Эрик знал, что немного перегибает. В конце концов, без Эммы ему было бы тяжело справиться с Себастьяном. И хотя тогда у него ещё были его силы, а жажда его мести была такой огромной, что запах его ненависти в буквальном смысле заполнял собой весь остров, без помощи Эммы, он, очевидно, не подобрался бы так близко.
- Да ты даже не помнишь, что именно заставило тебя так поступить! – Эмма громко и отчаянно крикнула. Азазель про себя отметил, что за время, проведенное в этом городе, каждый из них изменился. Стал скорее лучшей версией себя, чем наоборот, хотя за Эрика он бы не решался говорить. Он с ним познакомился только когда начались проблемы с Себастьяном.
- Иди к чёрту, Фрост, – Эрик резко встал из-за стола и громко придвинул стул. –Я найду новую работу в понедельник, не сомневайся. А теперь оставьте меня все в покое. В чертовой тишине. И не смей лезть ко мне в голову, Эмма. Приятного аппетита, – он хлопнул дверью в кухню и быстро поднялся на второй этаж. Впрочем, в этой сцене никто не нашел для себя ничего нового. Эмма действительно иногда жалела об утраченной жизни богатой светской львицы, чьи деньги позволили убрать все следы тяжелой беременности и сохранили её тело в облике шикарной блондинки двадцати лет. Эрик действительно терпеть не мог, когда кто-то упоминал о той части его жизни, которую он не помнит. Янош наложил себе в тарелку немного пасты, Эмма неодобрительно на него покосилась, параллельно указывая половником на суп. Азазель потрепал Ангел по голове, успокаивая. Та, вероятно, готова была разрыдаться. Эрик был слишком сильным альфой, чтобы его настроение не улавливалось другими взрослыми, а Эмма была чертовым телепатом, в пылу гнева транслирующим свои ощущения каждому. Ангел же была просто ребенком. Слишком маленьким для таких скандалов.

***

Эрик ненавидел службу занятости. Несмотря на то, что каждый клиент в этом месте был фактически равным другому (безработным), даже тут некоторые альфы смотрели на него свысока. Это бесило. Эрик знал, что сильнее каждого из них и всех вместе взятых. Его мощь покрывала собой огромную площадь, на которой ощущалась, и кроме этого, его способности были самыми великолепными среди всех, что ему встречались в этом городишке. Исключая, возможно, телепатию и алмазную кожу Эммы. Но вся беда в том, что ещё как минимум два с половиной месяца он не сможет законно использовать свои способности. А любая незаконная активация приведет к увеличению оставшегося срока втрое. И каждый гребаный человек в этом помещении знал это. Для них это было достаточным поводом смотреть на Эрика свысока. Ограничители способностей носили только преступники, люди, чьих мозгов не хватает их контролировать, и жуткие фрики, чьи способности уродовали их физическую оболочку. Азазель научился принимать себя таким, какой он есть уже давно, к тому же, без его телепортации им бы в своё время пришлось тяжко. Но вот Эрик получил свои ограничения за преступления. Однако каждый в этом зале считал его недоумком или уродом, он был уверен. Когда подошла его очередь к консультанту, Эрик на полном серьезе рассматривал возможность кроваво расправиться с каждым альфой в этом помещении.
- Боже, мистер Леншерр, я надеялся, что в этот раз я не увижу вас ещё долго, – Сидни, его консультант, немного натянуто улыбнулся и жестом предложил присесть. Эрик бесшумно опустился в кресло и вернул такую же натянутую улыбку.
- В этот раз не моя вина. Кофейня, в которой я работал баристой, закрылась в пятницу. Так что я теперь снова тут, – Эрик посмотрел на Сидни с хорошо дозированной холодностью и участием во взгляде. Ему просто нужна чертова работа, это не должно занять много времени. Можно и потерпеть неприятный запах напряжения такого беты как Сидни.
- Боюсь, что в этот раз мне нечего вам предложить, учитывая ваши, эм, – консультант сделал неловкую паузу, – особенности.
- Сидни, мне действительно нужна работа, – Эрик глубоко вдохнул и выдавил сквозь зубы. – Пожалуйста, – это слово произвело какое-то магическое влияние на Сидни. Тот сначала с недоверием покосился на Эрика, потом на дверь, а потом уткнулся в свой монитор.
- К сожалению, мистер Леншерр, из всего предложенного вряд ли найдется что-то, на что вы согласитесь, – Сидни пожал плечами, и к запаху его напряжения примешался легкий оттенок сочувствия.
- Это ваша работа, Сидни, помогать таким как я, зарабатывать деньги. Так что если вы не знаете другого законного способа обеспечить мою семью, вам следует поискать внимательнее. – Эрик сжал край рабочего стола консультанта и позволил ощущению угрозы окутать консультант. В этом городе Эрик был, пожалуй, единственным альфой, который умел контролировать собственный запах и посылаемые импульсы.
- Но ничего действительно нет! Вы вряд ли согласитесь на работу сиделкой, так что, сожалею, но мне нечего вам предложить, – отчаянно выпалил Сидни, и отъехал на своем рабочем кресле подальше от Эрика, всем своим нутром желая отстраниться.
- Кто сказал вам, что я не соглашусь? Вам следует предложить мне все варианты, а не решать за меня! – злость внутри Эрика кипела. Теперь он был полон решения найти работу сегодня же, несмотря на все увещевания Сидни насчёт её отсутствия.
- Господи, хорошо! – консультант вновь подкатился на кресле к монитору и защелкал мышкой, переходя по нехитрым вкладкам таблицы. – Среди всех свободных вакансий, что предполагают наём альфы, есть несколько вариантов сиделок. Людей, которые ухаживают за больными или, ну, инвалидами, – промямлил Сидни и начал показывать возможные варианты работы. Эрик, несмотря на своё решение быть менее привередливым, отклонил все варианты, которые предполагали уход за стариками и слабоумными. Сидни неодобрительно покосился на него, заметив выражение отвращения на лице Эрика. Однако, когда оба они были на грани отчаянья, судьба была благосклонной.
- Есть работа нейтральней. Не знаю, зачем они запрашиваю альфу, но она несложная и платят довольно хорошие деньги, – Эрик с интересом наклонился к монитору, стараясь рассмотреть, что именно Сидни имел в виду.
- Это опять какой-то старик? – с ноткой отчаянья в голосе спросил мужчина.
- Нет, молодой омега, судя по описанию, – Эрик хотел сразу же отказаться. Очевидно же, что альфу в таких случаях нанимают не за нормальным уходом, а скорее за уходом во время течки. Видимо, эта семейка таким образом проводит свой стремный кастинг на донора спермы. Эрик не собирался им быть. Он знал, что за такое платят отличные деньги, но внутренний протест подымался в нём огромной волной и вызывал глубокое отторжение к такому способу заводить, если не полноценную семью, то хотя бы одного ребенка. Эрик знал, что хотел бы лично участвовать в воспитании своего ребенка. Как и знал, почему-то, что во всем мире уже не найдется той самой омеги, с которой бы он хотел создать полноценную семью.
- Контракт предлагают на полгода, довольно неплохо для вас, мистер Леншерр, – продолжил Сидни и Эрик весь обратился в слух. Действительно, если контракт на полгода, значит не в течке дело. Подумав немного, Эрик согласился записаться на собеседование. Осталось только придумать, как он расскажет своей семье, что за работу ему предложили.

***


Из всех троих суть его работы вызывает смех только у Азазеля. Но он больше одобряющий, чем оскорбляющий, что дает Эрику возможность немного расслабиться. Янош, ожидаемо, ничего не говорит, но Эмма передает его поздравления с успешно завершившимся поиском. Сама она мечется между разными чувствами, и Эрик ощущает каждую перемену в ней. Однако, названная им сумма месячного оклада на новой работе заставляет её немного расслаблено улыбнуться ему и кивнуть, тряхнув белокурыми волосами. Ангел носится вокруг Эрика на своих крыльях, обрадованная тем, что в доме больше не царит напряжение, и мама не транслирует каждому своё недовольство. Эрик, набрав немного воздуха в легкие, ровным голосом озвучивает то, что витает в его мыслях уже второй месяц, но то, что он усиленно прячет от разума Эммы.
- Я подумал, что, может, если собеседование будет успешным, и я не сбегу с работы в первую же неделю, ты, Эмма, могла бы вернуться в Нью-Йорк на какое-то время. Знаешь, для учебы и для того, чтобы подготовить Ангел к школе. Не думаю, что мы с ребятами прямо-таки загнемся без тебя. – Эрик намеренно не смотрит на неё, но всё равно улавливает, как резко меняется настроение Эммы и она довольно улыбается. Эта улыбка красит не только её губы, но и глаза, что делает её совсем молодой. Она искренне рада и эти эмоции легко уловить в её запахе – он становится более свежим и слабый оттенок ирисов в нём усиливается, становясь таким насыщенным, каким Эрик его никогда не чуял. Такие перемены заставляют его самого растянуть губы в легкой усмешке, и мельком глянуть на Азазеля и Яноша. И хотя очевидно, что он в доме самый сильный, и открыто ему никто не станет перечить, получить одобрение от своего поступка всё равно хочется. Азазель широко ухмыляется, скаля свои зубы, и становится совсем пугающим внешне, что заставляет Ангел спрятаться за плечом Яноша. Тот только пожимает плечами. Очевидно, что без Эммы в доме им троим будет сложнее взаимодействовать, к тому же придется прибегнуть к языку жестов, чего не любил ни один из них, но радость Эммы прямо-таки заполняет помещение, так что мужчины только молчаливо выражают одобрение. Никто из них в действительности не задается вопросом, как они будут делить обязанности по дому и готовку. К тому же, Эрик ещё не уверен в том, что работа действительно его.
- Господи, спасибо, Эрик!!! Я буду приезжать на выходные, по возможности, правда. Если всё получится, возможно, мне удастся получить грант на обучение. Это будет большим финансовым облегчением для нас, тогда у меня будут деньги на билеты, чтобы приезжать с Ангел на выходные. И, в таком случае, вы можете не особо утруждать себя работой по дому. Придерживайтесь минимального порядка, а стиркой и какими-то глобальными решениями я могу заниматься по-прежнему. Господи, столько возможностей можно претворить в нашу жизнь с таким решением! Но, прежде, конечно следует подготовить тебя к собеседованию… - Эмма продолжала строить их будущую жизнь, перестав говорить в какой-то момент и начав просто транслировать в их сознания собственные мечты. За стеной из этой радости она, вероятно, даже не заметила озадаченность мужчин в таком быстром планировании и уверенности, что всё будет именно так. Впрочем, намеренно нарушить её состояние никто из них так и не осмелился.

***


Эрик знал, что его скудный гардероб не имел в себе всего того, что следовало бы одевать на собеседование к самой богатой семье их города. И хотя февраль на улице предполагал хоть какое-то утепление, Эмма и Азазель в один голос забраковали его водолазки. Эрик был уверен, что будь Янош способным говорить, он бы тоже был против. Это было немного обидно, но, кроме этого, ещё и немного стыдно. Потому что, когда они в спешке покидали остров и пытались запутать следы мнимого правительства, переезжая с места на место, Эрик из них был единственным, кто толком ничего не взял с собой. Исключая всю ту наличку, которую получилось снять в банках, и широкого, но тонкого кольца из платины с маленькой гравировкой «X» на внутренней стороне. Никаких костюмов или рубашек, классических брюк или модных рубашек-поло. Все его вещи были куплены уже здесь, в округе Вестчестер, и к этому времени у них уже не было денег, которые можно было бы бездумно потратить. Так что на собеседование Эрик одевался с чужого плеча. И хотя штаны и пиджак Азазеля сидели на нем как влитые, светлая рубашка Яноша была ему маловата и грозилась в любой момент выстрелить чередой маленьких пуговиц в окружающих. Эмма пыталась убедить его, что он выглядит презентабельно, но Эрик всё равно чувствовал себя нелепо. Впрочем, спорить с телепатом не имело смысла, так что он только глубоко вздохнул (рубашка опасно натянулась на груди), и надел своё кольцо, на удачу. И, хотя Эрик не помнил, откуда оно у него, ему казалось, что эта вещь очень важна, к тому же, она подходила ему идеально. Эмма всё ещё пыталась убедить его быть более вежливым и участливым во время собеседования, когда Эрик захлопнул за собой входную дверь их дома и пошёл на автобусную остановку, немного ёжась от холода. И, окей, стоило признать, его тяжелые ботинки довольно стремно смотрелись в сочетании с костюмом. Кажется, это собеседование будет самым неловким в жизни Эрика, и, вероятно, только какое-то чудо поспособствует получению рабочего места.
Автобус пришлось подождать, а потом стоять в самом его конце, пытаясь не прикасаться ко всем этим людям вокруг. Несмотря на то, что Эрику действительно была важна эта работа, он не занимал свою голову возможными диалогами и ситуациями. По правде говоря, он даже ни разу не представлял себе, какой должна быть омега, уход за которой будет входить в его обязанности. Эрик просто замкнулся в собственном мире в голове, пытаясь отыскать любые ниточки воспоминаний, которые бы рассказали ему о той части жизни, про какую он ничего не помнит.
Время тянулось медленно, и поездка в автобусе стала казаться отдельной жизнью, когда Эрик вышел на нужной остановке и неспешным шагом направился в сторону виднеющегося величественного особняка. У входа во двор он столкнулся с женщиной-альфой, которая, вероятно, была его конкуренткой, но особого соперничества Эрик в ней не почувствовал. Оно и хорошо.
Шэрон Ксавьер стояла около входной двери на веранде, и держала в руках тоненький планшет и папку для бумаг. Там, скорее всего, находились резюме всех желающих пройти собеседование. Эрик обворожительно (как ему показалось) улыбнулся ей и протянул руку для приветствия. Он собирался поцеловать тонкую ладонь, затянутую в черное кружево, но руку немного брезгливо одернули у него прямо из-под носа. Эрик постарался скрыть свое оскорбление и обиду, пожав плечами. Шэрон коротко поприветствовала его и провела в дом, предлагая присесть в гостиной. Холодная тишина стояла в помещении, и Эрик не решался нарушить её первым. Лишь когда Шэрон подали чай, она заговорила.
- Мистер Леншерр, у вас есть опыт ухаживания за больными? – Шэрон вопросительно взглянула на Эрика поверх своей папки с бумагами. Эрик сглотнул и покачал головой.
- Нет, к сожалению. Однако я могу вас заверить, что справлюсь с поставленной мне задачей, - Эрик гордо выпрямился и расправил плечи, отчего рубашка неприятно треснула, и пара верхних пуговиц осыпались на мягкий ковер. Эрик разозлился и смог подумать только о том, что было бы очень здорово, если бы миссис Ксавьер не обратила бы на это внимания. Она, однако, лишь вопросительно приподняла одну бровь.
- Имеются ли у вас какие-то специальные навыки, которые бы помогли Чарльзу в моменты, когда вы за ним ухаживаете? – Шэрон позволила себе облокотиться на спинку дивана, и не сводила напряженного взгляда с Эрика. Леншерр позволил себе немного отпустить собственный контроль, чтобы почувствовать, что он по-прежнему самый сильный альфа в ближайшем пространстве, что могло бы дать ему преимущество. Однако он не знал, спрашивала ли миссис Ксавьер о его мутации или о чем-то ещё. Это было довольно опасной тропой, на которую не следовало ступать, если Эрик хотел эту работу себе.
- Ну, я, вероятно, самый сильный альфа в округе. А это именно то, что вам нужно.
- Оу, нет, именно альфа нам нужен в большей степени для того, чтобы осуществлять длительные прогулки или выезжать в город, где стопроцентно понадобиться помощь пары сильных рук, – Шэрон разочаровано улыбнулась, видимо, надеясь на какой-то более значимый ответ.
- Я сильнее, чем могу показаться на первый взгляд. К тому же я действительно быстро обучаюсь. Вашему мужу не придется беспокоиться, – брови Шэрон удивленно взмыли вверх.
- Мужу? Лестно, конечно, но разве я не указывала в анкете, что больной омега – молодой парень? Речь о моем сыне, мистер Леншерр, – Эрик залпом набрал воздуха в легкие от неожиданности, отчего ещё пара пуговиц скатилась на мягкий пол.
- Эммм, в такой случае я отлично варю кофе? Я работал баристой, –Эрик неловко пожал плечами, а потом потянулся левой рукой к лацкану пиджака, пытаясь его поправить. Шэрон, почему-то, пялилась на его руку.
- Думаю, вы приняты, мистер Леншерр. Вы приступаете завтра. Утром я познакомлю вас с Чарльзом. Но, думаю, вам следует немного сменить гардероб, – она взглядом указала на его рубашку. Пиджак никак не скрывал того факта, что рубашка не застегнута. Эрик мысленно проклял Эмму и её консервативные взгляды на собеседования и попытался изобразить виноватую улыбку, но Шэрон уже встала и направилась к выходу из гостиной. Ему оставалось только последовать за ней.
Ступая по следам миссис Ксавьер, Эрик потянулся каждой клеточкой своей сущности альфы пытаясь обнаружить омегу, за которой ему придется присматривать с завтрашнего дня, но не почувствовал в доме никого такого. Было двое детей на верху – слишком маленьких, чтобы детский запах сказал ему об их сущности, и нянька, которая смотрела за ними. Ладно, возможно, Чарльз Ксавьер сейчас вне поместья. Эрик вернется сюда завтра и всё будет ясно.

***


Дом встретил Эрика запахом свежей выпечки, что было очень кстати и не могло не радовать. Эмма редко когда что-то пекла, к тому же, Эрик помнит, когда, в самом начале их совместной жизни, Эмма дважды устроила пожар на кухне, пытаясь готовить в духовке.
- Эмм, может, позовешь всех к столу пораньше? У меня есть новости для вас. – Эрик упал на стул во главе стола и потянулся к стоявшим на столе кексам. Эмма хлопнула его по руке.
- Тебе следует помочь мне в таком случае. Я не супер-быстрая, чтобы успеть накрыть всё, пока они спускаются с лестницы, – её алмазная рука протянула Эрику горячую форму для выпекания, и тот с досадой огляделся в поисках прихватки. Ещё три месяца, и он сможет управлять всем металлом в этом доме. Янош спустился первым и помог Эмме расставить тарелки.
- Азазель опять с Ангел. Пытается заставить её вымыть руки, – Эмма поморщилась от своих слов. Ей не нравилось, когда Ангел проявляла свой вредный характер, и кому-то, кроме самой Фрост, приходилось с этим справляться.
- А вот и мы, дядя Эрик! – Ангел налетела Эрику на спину и, спрятав крылья, повисла на шее, опираясь так, чтобы ноги едва касались пола кухни.
- Ангел, живо слезь с него и сядь на свое место! – Эмма строго посмотрела на дочь, и та сразу спешилась.
- Я получил работу, – сразу выдал Эрик, как только все уселись и разложили еду. – Думаю, это достаточно хороший повод, чтобы открыть бутылку вина? – Его губы растянулись в улыбке, и радостный гомон заполнил кухню.
- Боже, это прекрасно! Я завтра же позвоню в университет по поводу учёбы! Может, мне удастся поступить на текущий семестр. Эрик, это так здорово, – радость и облегчение Эммы расплылось по комнате приятным запахом ирисов, а её мысли и образы просочились каждому в голову.
- Молодец, дружище! Думаю, это действительно повод для хорошей выпивки, – Азазель исчез из кухни, чтобы вернуться на тоже место спустя полминуты с бутылкой вина. Янош жестами выразил одобрение. Эрик подумал, что за эти два с лишним года привык к своей роли в этой семье. Как и все они. Вероятно, каждый из них, несмотря на свою природу, в глубине души желал чего-то такого. Надежной семьи, которая бы была рядом. Мысли о том, что это неестественно для них, были откинуты назад не только разумом самого Эрика, но и легким прикосновением сознания Эммы.
- Но, Фрост, должен предупредить, завтра я не стану выряжаться, как индюк, – Эмма прекратила касаться разумов мужчин, лишив их ярких картинок своих планов перед глазами, и встала, чтобы сменить блюда.
- О, ты уже знаешь, какую работу будешь выполнять? – с интересом спросила она. Эрик был озадачен.
- Нет, если честно, – коротко ответил он.
- Ну, ты хотя бы представляешь, как твой омега выглядит? – что-то внутри Эрика, сама его сущность, откликнулась на словосочетание «твой омега». Это было глупо, ведь альфа знал, каким-то шестым чувством четко осознавал, что в этом мире больше нет никого, кого бы он смог действительно назвать своим.
- Я знаю только то, что это сын Шэрон Ксавьер. – пожал плечами он, пригубив вино из бокала.
- Тогда, эмм, ты знаешь, чем он болен? Почему ему нужна помощь? Должно же быть что-то, за что тебе будут платить такие хорошие деньги! – Эмма снова села за стол и принялась за еду в своей тарелке.
- Миссис Ксавьер сказала, что альфа нужен для того, чтобы вовремя оказать силовую помощь. Кроме этого ничего. Не думаю, что с ним что-то серьезное. Я почувствовал ещё двоих детей, слишком маленьких – им чуть больше года. Может, ей нужна помощь в уходе за старшим сыном, потому что появились новые дети, которые требуют всего внимания? – Эрик разозлился сам на себя за то, что не задал никаких вопросов Шэрон. Этот факт его обескуражил. Он не тот человек, который что-то забывает. Или бывает слишком рассеянным, чтобы забыть о важных вещах. Погоня за Шоу научила его быть бдительным, но в особняке Ксавьеров что-то сбило его с толку. Буквально заставило чувствовать себя в безопасности и расслабиться.
- Это странно, я не слышал, чтобы в городе ходили слухи о беременности миссис Ксавьер, – высказал свое подозрение Азазель.
- Янош говорит, что у Шэрон двое детей. Мальчик и девочка. Возможно, это дети её дочери? – Эмма осторожно посмотрела на Эрика. Тот неопределенно пожал плечами и послал мысленную просьбу прекратить этот разговор. Ему предстояло самому разобраться в том, почему сегодня он упустил так много важных деталей. Но не стоило с этим затягивать. Завтра его первый рабочий день.

@темы: Cherik, Me before you, X-men, caracters, maxi, В словаре значится - "Любовь", Графомань, неписец, ИДЕЯ НАХ, автор же..., И пусть весь мир подождет...(с), ПисательскЭ планО, Пончик и кондитерская, сестра, слЭшомань